Почему люди делали доносы во времена сталинских репрессий? Они свято верили,что это поможет,спасёт их от репрессий?

11 ответов

Сталинизм - это, прежде всего, - «раньше думай о Родине, а потом о себе». А отсюда уже вытекает мобилизационный проект, искоренение гибельной для страны коррупции, презрение к стяжательству, воспитание всепобеждающего патриотизма и так далее. Одно это уже не устраивает претендентов на мировое господство. Но своим главным врагом они считают Сталина за то, что в 30-х годах прошлого столетия он вырвал из их липких лап окровавленную Россию и превратил её в самую могущественную державу мира. Которая на долгие годы стала непреодолимым препятствием для создания мирового фашистского концлагеря, строящегося сейчас на наших глазах.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 23:59 Поделиться

Люди были поставлены в скотскую ситуацию, поэтому и поступали по-скотски. Я бы не спешил обвинять граждан СССР. Как бы сейчас сказали социологи - уровень преступности зависит от уровня социальной неблагополучности, вот примерно то же самое в СССР было с доносами.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 23:59 Поделиться

да, люди большей частью верили, не свято конечно, а фанатично в догматы марксизма, большивизма, социализма в той интерпретации, которую им подавали. Это сродни религиозному фанатизму, который строится на слепой вере - вере, которая не рассуждает, вере, которая не сомневается. Русский народ тысячелетие наставлялся в такой слепой вере, но то была вера в православие. Один из символов такой бессознательной веры является крещение в младенческом ( бессознательном) возрасте. С приходом большевиков лишь поменялся вектор веры русского народа, но не поменялось качество это веры - слепая.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 23:58 Поделиться

Существует знаменитая фраза Сергея Довлатова "Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить - кто написал четыре миллиона доносов?"Неизвестно, откуда Довлатов взял цифру, но что ясно уже сейчас - доносы играли весьма небольшую роль в деятельности НКВД и в массовых репрессиях в 1930-е гг.Вот что о доносах пишет историк Олег Хлевнюк в книге "Сталин и утверждение сталинской диктатуры":"Тезис об особой роли доносов как серьезной движущей силе сталинского террора прочно вошел в историческое сознание советского и постсоветского общества и постоянно воспроизводится сегодня главным образом в средствах массовой информации. Однако, как и многие другие подобные «аксиомы», этот тезис никогда всерьез не подвергался исследованию и не доказывался. По существу он является легендой, возникшей в результате расширительного толкования и преувеличения определенных реальных фактов. На самом деле, характер сталинского террора, его сугубая централизация и проведение на основе заранее определенных «контрольных цифр» оставляли немного места для активности «добровольных помощников» НКВД. Опираясь на определенную поддержку «общественности» — доносчиков, штатных лжесвидетелей — чекисты, находясь под давлением высоких «лимитов» на аресты и расстрелы, предпочитали иные методы выявления «врагов», чем донос.Как показывают исследования, проведенные в архивах КГБ, основой обвинительных материалов в следственных делах были признания, полученные во время следствия. При этом заявления и доносы как доказательство вины арестованного в следственных делах встречаются крайне редко. По архиву бывшего управления ФСБ по Томской области, например, такие доносы были обнаружены в менее чем 0,5 % изученных дел. Истинные причины такого положения требуют, конечно, дальнейшего исследования. Не исключено, что свою роль в уничтожении части доносов и не включении их в следственные дела играли какие-то бюрократические правила и процедуры, применяемые НКВД. Вместе с тем очевидно, что механизмы организации массовых операций 1937–1938 гг. не предусматривали широкого использования доносов (по крайней мере, текущих доносов) как основы для арестов. Изъятия «антисоветских элементов» проводились первоначально на основе картотек НКВД, а затем на основе «показаний», выбитых на следствии. Доносы, приходившие беспорядочным самотеком, были просто «невыгодны», потому что не могли обеспечить массовый размах репрессий. Видимо, именно по этой причине так и не был реализован проект создания добровольных отрядов содействия органам госбезопасности, который разрабатывался в аппарате НКВД. Запустив конвейер допросов с применением пыток, чекисты в избытке были обеспечены «кандидатурами» на новые аресты и не нуждались в подсказках доносчиков. Создание добровольных отрядов превращалось в обычную бюрократическую формальность, на которую у перегруженных «работой» сотрудников НКВД просто не было времени.Доносы в 1937–1938 гг., как отмечает Ш. Фитцпатрик, составляли лишь один из источников «компрометирующей информации». В противоположность нацистской Германии они не были типичным исходным пунктом для следственной работы советского НКВД. В конце 1937 г. Ежов разослал в УНКВД краев и областей указание с требованием сообщить о заговорах, которые были вскрыты с помощью рабочих и колхозников. Результаты были разочаровывающими. Типичная шифровка пришла 12 декабря 1937 г. от начальника Омского УНКВД: «Случаев разоблачения по инициативе колхозников и рабочих шпионско-диверсионных троцкистско-бухаринских и иных организаций не было».Сталинский террор и массовые доносы были явлениями связанными, но в преобладающей степени автономными. Активизируясь по мере нарастания террора, доносы, несомненно, служили основанием для определенного количества арестов. Однако истинные причины эскалации террора, его цели и направления определялись вовсе не «общественной активностью», а планами и приказами высшего руководства страны и деятельностью карательных органов, запрограммированных на фабрикацию дел о массовых и разветвленных «контрреволюционных организациях». В определенный момент, как будет показано в следующей главе, доносчики и так называемые «клеветники» стали удобными «козлами отпущения». Сталинское государство списало на них собственные преступления."

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 23:53 Поделиться

Почему-то мне кажется, что люди писавшие доносы не заботились ни о каком светлом будущем.Страх, желание власти и злоба. Когда постоянно кого-то забирают, то мысль, что следующим будешь ты приходит очень быстро. Что сделать, чтобы не забрали? Пусть заберут кого-то другого.Когда доносишь и по доносу кто-то садится, то ты становишься причастен власти. Становишься её частью. Тайная власть над людьми. Вот ты сейчас мне справку не дал, или указал на мою ошибку, а завтра тебя уже тут не будет, заберут.И желание по-своему навести порядок. Открыть в соседней квартире бордель и вы быстро ощутите желание как-то от такой проблемы избавиться. Не ради светлого будущего, а для себя. Анонимно ли, подписавшись, как-нибудь. Так и доносы тоже не все были анонимные. Были и публичные, подписанные, были на собраниях, в газетах. Жизнь была много тяжелее и злобы было сильно больше.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 23:08 Поделиться

Если говорить о таком явлении как раскулачивание, то многими двигала зависть. Видит бедняк, что у его соседа три лошади, четыре коровы, с десяток овечек, сеялка, веялка, дом хороший...и естественно его берет зависть. Садится и пишет донос: "Иван Андреевич, проживающий в деревне Новая, утаивает в погребах зерно...". Особенно характерно это было для Сибири  где никогда не было крепостного права. Тут кулаком являлся работяга.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 21:12 Поделиться

Посоветую автору вопроса почитать или перечитать "Жизнь и судьбу" Гроссмана. Там очень хорошо показан феномен работы НКВД с показаниями граждан.Многие из тех, кто обрек своих друзей и родственников на расстрел или отсидку, сделали это без всякого умысла. Технология следствия (если этот процесс можно так назвать) была такова, что независимо от того, какие факты сообщались о человеке, их можно было интерпретировать против него. Желая наоборот доказать его невиновность и дать возможность "товарищу следователю" разобраться, люди подводили фактологическую базу под обвинение.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 23 апреля 2019 в 15:55 Поделиться

Во-первых, была статья о недоносительстве, по этой статье сажали, карали и сообщали о карах в прессе. Теперь разберем следующую ситуацию - в дружеской компании человек произносит нечто крамольное. У присутствующих включаются красная лампочка: "Если не донесу я, донесет кто-то другой, а посадят нас всех (кроме донесшего). Или даже никто не донесет, а органы всё узнают благодаря прослушке, и, опять же, нас всех посадят". Какой выход из этой ситуации?

Этот ответ был полезен?
ответ дан 21 апреля 2019 в 01:48 Поделиться

Кто то хотел отомстить кому то, кто то хотел занять дополнительную комнату в коммуналку, кто то реально верил в теории заговора, кто то хотел сделать карьеру и нужно было убрать конкурента на работе. Мотивов было много. Государство всячески способствовало выявлению в людях самых тёмных демонов.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 14 апреля 2019 в 21:09 Поделиться

"Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?" (с) Довлатов. Давайте копнем глубже и подумаем – почему так легко на такие вот вещи (доносительство, линчевание, поддержка нацизма и т.д.) ведутся люди во все времена. Ведутся массово и с горячим желанием изнутри. Дело в "чувстве локтя". "Мы" – группа людей, схожая по определенным признакам – хорошие. А "они" – другая группа людей, отличающиеся мнением или цветом кожи – плохие. Это древний инстинкт, который породил даже множество ритуалов. Если вы подадите руку, а человек вам руки не подаст - вы оскорбитесь. Потому что он не произвел ритуал "я такой же как и ты, я дружественен". Автоматически для вас это обозначает "я тебя не уважаю и руки не подам", хотя в самом жесте нет ничего крамольного - это просто обычай. Во все времена люди делились на своих и чужих. Ратовали за своих и недолюбливали чужих. Вплоть до подгонки доказательств под желаемое. – Не дружи с [любая другая раса] – они грязные свиньи!Может показаться, что это ерунда, но это очень мощный инстинкт. И поэтому когда наступила эпоха репрессий - каждому хотелось оказаться по эту сторону тюремной стены, а не по ту. Вплоть до жгучего желания изнутри - желания выслужиться, желание доказать лишний раз лояльность режиму. Возникала самая настоящая ненависть к "не таким людям". Люди сами записывались в стукачи, сразу доносили любую ерунду (политический анекдот, или газета с изображением Сталина в туалете). Это можно было бы назвать массовым психозом, если бы это не было так нормально. Кроме того – еще есть такое разделение на "думающий" и "доказывающий" мозг. Если кратко, то какую бы ты линию поведения не выбрал, "доказывающий" мозг постфактум приведет тебе множество убедительных аргументов "за". Если ты переквалифицировался в коммунисты и получил кожанное пальто и маузер, а потом увидел ужасы, творимые ЧК – "доказывающий" мозг объяснит тебе, что все нормально. Эти люди сами виноваты. 

Этот ответ был полезен?
ответ дан 12 апреля 2019 в 13:24 Поделиться

В период правления Сталина доносительство, действительно, приняло широкий размах. Люди делали доносы, потому что власти чутко реагировали на них.

Для власти письма и устные сообщения граждан были отличным источником информации о том, что на самом деле происходит на местах: о работе бюрократического аппарата, о настроениях в обществе. По этим сообщениям зачастую проводились расследования. Газетчики делали для властей обзоры читательских писем, а НКВД - сводки донесений. В общем, к всякого рода "сигналам" из народа относились весьма и весьма серьезно. Вот почему для граждан письма (в том числе доносы) стали чуть ли не единственным способом донести до власти свои чаяния, протесты, предложения по общественно-важным вопросам, просьбы об оказании услуги или получении льготы и - да, способом свести с кем-нибудь счеты. Ведь публично выразить свои "мнения" без риска быть уволенным, опозоренным коллегами по работе, арестованным и т.п. было невозможно.

Этот ответ был полезен?
ответ дан 7 апреля 2019 в 16:03 Поделиться